Популярные материалы

Последние новости

Подводная лодка «Дельфин» до модернизации

Подводная лодка «Дельфин» до модернизации

"Дельфин" - первая боевая подводная лодка русского флота, послужившая прототипом для последующего развития отечественных кораблей данного класса вплоть до 1917 г. Проект был разработан специальной комиссией в составе И.Г. Бубнова, М.Н. Беклемишева и И.С. Горюнова. Главные балластные цистерны размещались в легких оконечностях и вентилировались внутрь ПК.

Подводная лодка «Дельфин» - видео

Постройка подводной лодки носила явно экспериментальный характер, и он большой боевой ценности не имел. Проектирование и постройка первой боевой подводной лодки в России явилось началом развития отечественного типа подводных лодок.
По представлению Морского Технического комитета 19 декабря 1900 г. для разработки проекта была назначена комиссия в составе корабельного инженера И. Г. Бубнова (помощника заведующего Опытовым бассейном), М. Н. Беклемишева (преподавателя минного офицерского класса в Кронштадте) и И. С. Горюнова (помощника инженер-механика флота). Для работы комиссии было выделено помещение при Опытовом бассейне в Петербурге; в ее распоряжение были переданы все имевшиеся материалы по подводному плаванию.
Выдающийся инженер и ученый Иван Григорьевич Бубнов (1872-1919) известен в истории отечественного кораблестроения как основоположник строительной механики корабля, создатель первой боевой подводной лодки и корпусов крупнейших линейных кораблей. Его классические работы в этих областях и теперь являются ценнейшими пособиями для судостроителей.

 

Подводная лодка «Дельфин» после модернизации у стенки Балтийского завода, 1904 год

Подводная лодка «Дельфин» после модернизации у стенки Балтийского завода, 1904 год

Пятнадцатилетний И. Бубнов в 1887 г. поступил на кораблестроительный факультет Петербургского Технического училища морского ведомства (так называлось в те времена Высшее Во-енно-Морское инженерное училище). В 1891 г. он с отличием закончил курс обучения и имя его было занесено на мраморную доску в числе имен лучших выпускников. Для приобретения практического опыта И. Г. Бубнов проработал три года на казенной верфи “Новое адмиралтейство” в Петербурге.
В 1896 г. он закончил Морскую Академию с высшим баллом по всем дисциплинам. Талантливого инженера оставили в Академии, где он преподавал строительную механику корабля и руководил дипломным проектированием. Все свободное время Бубнов посвящал изучению проблем подводного плавания.
В 1901 г. Иван Григорьевич был назначен главным строителем подводных лодок на Балтийском судостроительном заводе.
В 1909 г. его назначили профессором кораблестроительного факультета Петербургского политехнического института, а в следующем году он стал профессором Морской Академии.
В 1915 г. на конкурсе, объявленном русским правительством, был принят его проект подводного корабля водоизмещением 971 т, хотя он и уступал проекту Голланда (952 г.): было принято решение развивать русский тип подводной лодки.
Преждевременная смерть от сыпного тифа оборвала кипучую жизнь талантливого человека - творца первых русских боевых подводных лодок.

 

Подводная лодка «Дельфин» в надводном положении. На втором плане - ПЛ «Касатка»

Подводная лодка «Дельфин» в надводном положении. На втором плане - ПЛ «Касатка»

Соавтором Бубнова при создании проектов первых лодок “Дельфин” и “Касатка” был Н. Н. Беклемишев; третий член комиссии И. С. Горюнов работал только до октября 1901 г. Комиссия по проектированию подводной лодки была хорошо информирована о состоянии подводного плавания за рубежом и конструкциях строившихся там подводных лодок. Прежде всего комиссии были известны проекты, представленные на Международный конкурс 1898 г. в Париже, где демонстрировались проекты Джевецкого (“водобронный миноносец”) и Лобэфа (двухкорпусная подводная лодка “Нарвал”). На основе этого проекта Лобэф создал новый проект полуторакорпусной подводной лодки, по которому во Франции в 1901- 1903 гг. были построены 4 подводные лодки.
Бубнов и Беклемишев хорошо знали особенности устройства и других иностранных подводных лодок. Беклемишев неоднократно ездил за границу для ознакомления с конструкциями строившихся там лодок. Так из отчета Беклемишева о командировке в США в 1901 г. видно, что ему удалось побывать на последней лодке Голланда и ознакомиться с ее устройством Оказалось, что на лодках Голланда цистерны главного балласта расположены внутри прочного корпуса. На подводной лодке “Протектор”, построенной в Америке по проекту Лэка, часть водяного балласта была размещена иначе - в надстройке над прочным корпусом. Беклемишев присутствовал во время одного из погружений лодки Голланда. Побывал Беклемишев также в Англии, Германии и Италии.

«Дельфин» - первая российская подводная лодка

Собрав и обобщив эти сведения, Бубнов и Беклемишев разработали свой проект, отличавшийся от иностранных. Они разместили главный балласт в концевых легких цистернах, вне прочного корпуса. Такое расположение цистерн главного балласта позволило лодкам русского типа погружаться на предельные для прочного корпуса глубины, не опасаясь того, что при повреждении этих цистерн забортная вода попадет внутрь прочного корпуса лодки.
Для проектирования подводной лодки были выработаны следующие задания.

- прочность и простота устройства при значительной, наибольшей технически достижимой мощности двигателей (исходя из принципа наименьших затрат предложено было строить лодку возможно меньшего водоизмещения, но при скудости сведений о подводных лодках в отношении удельного значения весов по системам и устройствам и нахождении этих данных собственными расчетами водоизмещение лодки было предложено около 100-150т);

- надводная скорость лодки должна быть достаточной лишь для нападения на суда, проходящие мимо нее, так как в первом опыте, по мнению авторов, было невозможно достичь скорости, достаточной для того, чтобы нападать на суда, догоняя их. Лодка должна совершать самостоятельные переходы на поверхности воды, а также погружения из надводного положения в подводное и всплытия. Ввиду сомнений авторов проекта в возможности удовлетворительного управления лодкой под водой при большой скорости, последняя для этой лодки и не считалась особенно важной;

- главным объектом нападения лодки предполагались суда, стоящие на якоре или держащиеся у входа в гавань малым ходом;

«Дельфин» - первая российская подводная лодка

- корпус лодки должен по своей прочности обеспечивать экипажу под водой полную безопасность; при этом лодка должна быть снабжена провизией, водой и воздухом;

- вооружение предполагалось исключительно торпедное, причем лодка должна была иметь возможность после выстрела быстро

всплывать на поверхность (ввиду предположения авторов об опасном действии взрыва на корпус лодки, находящейся под водой). Исходя из этих заданий были определены следующие тактико-технические данные лодок:

- водоизмещение в надводном положении 113 и в подводном 123 г;

- рабочая глубина погружения 50 м; корпус обшит деревом для предохранения его при ударах о грунт; разрушение оконечностей лодки не будет влиять на ее боеспособность;

- дальность плавания на поверхности воды при работе бензинового двигателя 700 миль 11-узловых ходом и 2500 миль- средним ходом;

- для подводного хода предложена установка аккумуляторной батареи из 50 элементов емкостью 5000 а-ч, обеспечивающих лодке при работе электродвигателя скорость 8 узлов в течение 3 часов (130 л. с.), 7 узлов в течение 5 часов (100 л. с.) и 6 узлов в течение 10 часов (65 л. с.);

- для стрельбы торпедами предложена установка двух палубных решетчатых аппаратов (с возможным доведением числа аппаратов, после предварительных испытаний лодки, до четырех);

- лодка должна иметь: запас 1 л3 сжатого до 100 атм воздуха; компрессор высокого давления; вентиляторы, способные производить вентилирование всего лодочного объема в течение 12 минут; магнитный компас; электрический камбуз и запас провизии (исключительно в консервированном виде).

 

Спуск на воду подводной лодки «Дельфин»

Спуск на воду подводной лодки «Дельфин»

В проект этой первой боевой лодки русского флота были заложены основные принципы русского типа лодок, развивавшегося в России до 1915 г. В своем проекте Бубнов и Беклемишев отошли от заграничных типов лодок, особенно в отношении систем погружения и торпедного вооружения, и применили много новых конструктивных решений.
Впоследствии оказалось, что примененный ими способ вентилирования балластных цистерн внутрь прочного корпуса при недостаточном сечении клапанов приводит к существенному увеличению времени погружения.
Неудачным оказался и способ заполнения и осушения цистерн с помощью специальных “помп главного балласта”. К весне 1901 г. проект был разработан и представлен на рассмотрение Морского Технического комитета', а 5 июля 1901 г. последовало распоряжение Балтийскому заводу о постройке лодки по этому проекту. Конструкторское бюро завода под руководством комиссии сразу же приступило к составлению рабочих чертежей.
В течение зимы 1901-1902 гг. Балтийский завод выполнил основные корпусные работы. Постройка лодки задерживалась тем, что механизмы для нее еще не были готовы. В частности, запоздала поставка воздухохранителей, которые изготовлялись на Обу-ховском заводе. Но дольше всего пришлось ожидать бензиновый мотор. Испытания мотора на заводе Даймлера оказались неудачными. Видя невыполнимость условий сдачи, завод Даймлера был готов вообще отказаться от поставки двигателя. Была назначена комиссия (Беклемишев, Долголенко, Вернандер); осмотрев мотор, комиссия составила акт, перечислив в нем все недостатки, которые фирма обязалась устранить в короткое время. Ставилось условие, что мотор будет принят, если выдержит положенные испытания. Через месяц после этого мотор выдержал испытания, развив мощность 315 л. с. Но согласно контракту мотор должен был испытываться вторично на Балтийском заводе.

 

Подводная лодка «Дельфин» до модернизации, Балтийское море 1904 год.

delfin podvodnaya lodka 06

Комиссия решила не дожидаться установки мотора и начала испытания лодки без него, поскольку остальные механизмы и устройства к весне 1903 г. были уже смонтированы на лодке. Лодка, строившаяся сначала под названием “Миноносец № 113”, а затем “Миноносец № 150”, получила название “Дельфин”. На нее была назначена команда из специалистов надводного флота (унтер-офицерского звания), согласившихся добровольно служить на подводной лодке. Командиром “Дельфина” был назначен член комиссии капитан 2 ранга М. Н. Беклемишев. Только в конце июня 1903 г. наконец прибыл мотор, установка которого была сразу же начата. Испытания лодки проходили под постоянным наблюдением членов комиссии.
В это же время американская фирма Голланда строила по своему проекту подводные лодки как для флота США, так и для продажи другим государствам. Лодки этого типа были приобретены царским правительством во время русско-японской войны.
Удачные испытания “Дельфина” доказали возможность самостоятельной постройки подводных лодок на отечественных заводах. В связи с этим Морское министерство 13 августа 1903 г. дало указание начать разработку проекта подводной лодки увеличенного водоизмещения (до 140 г). Эскизный проект новой лодки был подготовлен комиссией под руководством Бубнова и 20 декабря того же года Морской Технический комитет одобрил этот проект.
Согласно принятой в 1903 г. десятилетней судостроительной программе Морское министерство предполагало построить к 1914 г. 10 подводных лодок. В соответствии с этой программой 2 января 1904 г. Балтийскому заводу был выдан заказ на постройку первой подводной лодки типа “Касатка” водоизмещением 140 т по проекту Бубнова и Беклемишева.
С особой остротой возникла проблема подготовки команд и офицеров для строившихся подводных лодок. В те годы в России не было никакой организации для подготовки специалистов-подводников. Единственным авторитетом в этом вопросе считался Беклемишев; на него и возложили дело подготовки кадров для строившихся подводных лодок.

«Дельфин» - первая российская подводная лодка

У Беклемишева был единственный путь - готовить команды из специалистов, снятых с надводных кораблей, практическим путем, в процессе постройки и испытаний лодок. А пока таковых еще не было, решено было использовать для этой цели подводную лодку «Дельфин», которая, несмотря на требование Наместника Дальнего Востока Алексеева срочно отправить ее в Порт-Артур, была оставлена в Петербурге.
Чрезмерная спешка в обучении команд на «Дельфине» привела к аварии и гибели значительного числа обучавшихся на ней людей. 16 июня 1904 г. в 9.30 утра «Дельфин» погружался у западной стенки Балтийского завода, имея на борту, кроме своей основной команды (10 матросов и 3 офицера), 24 матроса с других лодок «с целью приучения их к нахождению на лодке в подводном положении».
До этого «Дельфин» уже произвел 17 учебных погружений, причем число излишних людей (сверх своей штатной команды) доходило иногда до 45. Несмотря на такую большую перегрузку (около 4 г), все предыдущие погружения лодки проходили благополучно благодаря опытности ее командира - капитана 2 ранга Беклемишева. У него было три помощника: лейтенанты Черкасов и Елагин и поручик по Адмиралтейству Горазеев. Лейтенант Черкасов выделялся своим хладнокровием, распорядительностью и знанием дела, участвовал во всех предыдущих погружениях и неоднократно управлял погружением лодки под руководством Беклемишева. 16 июня Беклемишев был командирован в Кронштадт по делам службы и его, как обычно, остался замещать Черкасов. В этот день он впервые погружался самостоятельно. Лодка имела перегрузку около 2 т. Погода была тихая, на Неве не было никакого волнения; суда по реке не проходили.

«Дельфин» - первая российская подводная лодка

Следует отметить, что подводная лодка «Дельфин» имела существенный конструктивный недостаток: во время погружения надо было держать приоткрытым рубочный люк для стравливания давления воздуха. Упомянутый недостаток лодки вызывался тем, что цистерны главного балласта, расположенные в оконечностях лодки, самотеком заполнялись очень медленно; лодка погружалась около 10 минут. Для ускорения заполнения концевых цистерн были приспособлены специальные «сосуны» в виде соединения внутренней вентиляции этих цистерн с приемными трубами судовых вентиляторов, отсасывающих из цистерн воздух; благодаря разрежению цистерны заполнялись быстрее. Воздух от вентиляторов поступал в лодку, в ней повышалось давление, которое и стравливалось при погружении через рубочный люк. В самом конце заполнения концевых цистерн главного балласта требовалось закрыть рубочный люк. Этот момент Черкасов упустил, вода хлынула в люк, и лодка затонула.
Когда в рубку хлынула вода, один из матросов пытался закрыть крышку рубочного люка, но его защемило между крышкой и комингсом. Другие матросы вытащили из люка погибшего товарища. Три матроса успели выйти из лодки первыми. После них вынырнули на поверхность еще 7 матросов и 2 офицера (Елагин и Горазеев). Погибли лейтенант Черкасов и 24 матроса.
Характерно, что в составленном 21 июня 1904 г. акте комиссии о конструктивных недостатках лодки ничего не было сказано и вся вина за происшедшую аварию была возложена на временно командовавшего лодкой лейтенанта Черкасова; Труп Черкасова был найден не в рубке, а в кормовой части лодки. Уход Черкасова со своего поста при затоплении лодки осуждался комиссией в упомянутом акте.

«Дельфин» - первая российская подводная лодка

Иначе освещает поведение Черкасова М. Н. Беклемишев. При опросе на следствии он показал: «по словам кого-то из спасшихся нижних чинов команды судна, сам (т. е. Черкасов,-Г. Т.) во время гибели последнего не пожелал спасаться, а удалился в корму». Из показания Беклемишева видно, что Черкасов, находясь под рубочным люком и имея полную возможность вынырнуть из лодки одним из первых, не воспользовался этой возможностью. Он проявил исключительное мужество, следуя традиции моряков: в случае гибели корабля командир покидает его последним. При погружении лодки у концевых цистерн находились офицеры-Елагин (в носу) и Горазеев (в корме). Они были дальше от рубочного люка, чем многие матросы. Однако матросы помогали офицерам пробраться к рубочному люку и вынырнуть на поверхность (что видно из показаний Елагина на следствии о причинах аварии лодки).
Лодка была поднята и восстановлена, после чего подверглась поверочным испытаниям, а осенью 1904 г. была отправлена во Владивосток.
15.11 по 23.12.1904 г перевезена по ж.д. из СПб. во Владивосток и зачислена в состав Сибирской флотилии. Во время русско-японской войны несла позиционную и дозорную службы на подходах к зал. Петра Великого. 5.05.1905 г затонула во Владивостокском порту от взрывов паров бензина, но была поднята, восстановлена и вновь введена в строй. Капитальный ремонт в 1909 г во Владивостокском порту. 9.06.1916 г 6ыла доставлена по ж.д. из Владивостока в Архангельск и в 8.10.1916 г зачислена в состав флотилии СЛО. 26.04.1917 г выброшена на берег Кольского зал. во время сильного шторма. 2.08.1917 г сдана к Мурманскому военному порту на хранение и 23.08.1917 г исключена из состава флотилии СЛО. После гражданской войны передана Госсудоподъему, затем - Беломорской партии ЭПРОН при СНК СССР, исключена из списков плавсредств Наркомвода и сдана “Рудметаллторгу” для разборки.

 

Подводная лодка «Дельфин» (1901 - 1904 года.)

delfin podvodnaya lodka 10

Тактико-технические характеристики подводной лодки «Дельфин»

Главный конструктор И. Г. Бубнов
Скорость (надводная) 9 узлов
Скорость (подводная) 6 узлов
Рабочая глубина погружения 50 метров
Экипаж 10-20 человек
Размеры Водоизмещение надводное: 113,0 т
Водоизмещение подводное: от 124 т до 135,5 т
Длина наибольшая (по КВЛ): 19,6-20,0 м
Ширина корпуса наиб.: 3,66 м
Средняя осадка (по КВЛ): 2,9 м
Силовая установка бензиновый двигатель 320 л.с.,
электромотор 138,6 л.с.,
аккумуляторные батареи 50 элементов
Вооружение 2 ТА Джевецкого, 2 торпеды образца 1898 года

 

Подводная лодка «Дельфин» - фото сделанное после аварии 05.05.1905 года.

Подводная лодка «Дельфин» - фото сделанное после аварии 05.05.1905 года.


Похожие статьи

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

По амбициозным программам судостроения государство намеревалась полностью обновить состав своих морских сил. Отличительной чертой было то, что ни русские легкие типа «Светлана», ни французские «эскадренные разведчики» («Eclaireur d'escadre»), не были «бюджетными». Более крупные, нежели «сверстники», они должны были иметь сильную артиллерию, большую скорость, хорошую защиту и обладать отличной мореходностью. За столь бескомпромиссное стремление к качеству пришлось платить не только «звонкой монетой», но и длительным временем постройки. Разразившаяся война затянула строительство «Светлан», и оно было завершено уже новой властью.

Крейсера, стали рассматривать как огромный эсминец! Несмотря на спорность многих принятых решений, полученным результатом остались довольны, причем американский историк Норман Фридман сравнивает «Omaha» ни с кем-нибудь, а с поздними «С». Естественно, более крупные американские суда, к тому же спроектированные с учетом опыта Первой мировой, превосходили их и по скорости, и по дальности, и по числу орудий. Еще более показательна реакция американских специалистов на появление английских легких судов типа «Е» — дескать, они, ни много, ни мало, являются копиями «Omaha»! Но это пренебрежение не распространялось на «Raleigh», так как ничего подобного не было ни у кого, и, следовательно его стали рассматривать как новый стандарт.

Проектов как «умеренных», вооруженных 152-мм орудиями, так и более крупных «боевых скаутов» (fighting scouts), вооруженных четырьмя, шестью или семью 203-мм орудиями, способных развивать скорость до 36 уз. и иметь дальность плавания 10000 миль 10-узловым ходом. Последние выглядели предпочтительнее не только по причине большой расчетной дальности хода, но и потому, что подобные крейсера обладали «полной оперативно-тактической свободой действий», и это позволяло рассматривать «боевые скауты» в качестве универсальных средств как защиты, так и нападения, при этом единственным противоядием от них были бы линейные. В такой ситуации требование высокой скорости хода было вполне объяснимо — новые американские должны быть быстрее существующих линейных судов вероятных противников.

Главные калибры, которые специалисты считали все таки недостаточно эффективными против броненосных судов, к тому же, имеющим слишком маленькую, по сравнению с 152-мм орудиями, скорострельность. Это давнее противоречие разрешить было непросто, да и не было до конца понятно, продолжит ли Великобритания строительство подобных «Hawkins», и как поведут себя другие страны в сложившейся ситуации. На эти вопросы ответа пока не было, но работы над 10000-тонными продолжались. За полгода до начала Вашингтонской конференции проектировщикам и адмиралам стало ясно, что получить сбалансированный проект вряд ли удастся.